МОСКВА, 19 ноября 2021, Институт РУССТРАТ.

Официальный представитель Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Бехруз Камальванди 5 ноября 2021 года заявил: «На сегодняшний момент мы произвели 25 кг урана, обогащённого до 60%. Таких возможностей нет ни у одной страны, за исключением государств, которые обладают ядерным оружием».

Бехруз Камальванди сообщил, что «согласно закону «О стратегических мерах по отмене санкций», принятому 28 ноября 2020 года, от ОАЭИ требовалось произвести 120 кг обогащённого до 20% урана». Он также добавил: «В то же время сегодня мы произвели его уже больше 210 кг».

Следует заметить, что к фактическому обогащению урана до уровня 20% Иран приступил 4 января 2021 года. Уран, обогащённый до 20%, считается оружейным. Дело в том, что для доведения урана до уровня обогащения 20% уходит 92% затрат. Далее остаётся лишь 8% затрат, чтобы обогатить уран до 90%, уровня необходимого для создания ядерного боеприпаса. Именно поэтому в Израиле уровень обогащения в 20% называют «точкой прорыва».

Возвращаясь к информационному сообщению официального представителя ОАЭИ Бехруза Камальванди, необходимо отметить, что оно адресовано в первую очередь Соединённым Штатам и, конечно же, Израилю. Кстати, в 2012 году Израиль открыто заявлял, что 240 кг урана, обогащённого до 20%, станет «красной линией», пересечение которой вызовет удар по объектам ядерной инфраструктуры Ирана, т.к. для создания ядерного заряда необходимо определённое количество урана с уровнем обогащения в 80−90%, которое можно получить как раз из 240−270 кг обогащённого до 20% урана.

Если пересчитать 25 кг 60%-го урана в 20%-й уран, то получится около 83 кг. Значит, на 5 ноября 2021 года Иран как минимум располагал 293 кг урана, обогащённого до 20%. Для производства одного простого по конструкции ядерного боеприпаса требуется около 60 кг урана с уровнем обогащения в 90%. Чтобы получить такое количество требуется около 270 кг урана, обогащённого до 20%.

Суть заявления официального представителя Организации по атомной энергии Ирана от 5 ноября 2021 года заключается в том, что Тегеран располагает достаточным количеством урана с уровнем обогащения не менее 20%, необходимого для создания одного ядерного боеприпаса.

Таким образом, по состоянию на 5 ноября 2021 года Иран подошёл к «точке прорыва» и при желании может получить 90%-й уран для создания ядерного оружия в кратчайшие сроки. Некоторые эксперты считают, что теоретически Тегерану будет достаточно одного месяца.

Рассмотрим сложившуюся ситуацию более широко и комплексно.

Надо понимать, что наличие нужного количества урана, обогащённого до 90%, это только первый шаг. Необходимо сделать ещё сам ядерный заряд, подрыв которого обеспечит возникновение так называемой цепной реакции с выделением большого количества энергии. Кроме этого, нужно и средство доставки ядерной боеголовки, лучший вариант на первом этапе – баллистическая ракета. Можно рассмотреть как средство доставки и беспилотный летательный аппарат, однако он уязвим для современных средств ПВО.

Опять же, для того чтобы заявить всему миру об обладании ядерным оружием и убедить весь мир в его наличии, следует провести реальное испытание с подрывом ядерного боеприпаса. Плюс надо иметь ещё как минимум несколько средств доставки с ядерными боеголовками наготове, предположим 3-4 единицы, т.к. подрыв единственного в наличии ядерного устройства ядерное сдерживание не обеспечит.

Значит, по сравнению с 5 ноября 2021 года Тегерану необходимо обладать в 4-5 раз большими запасами урана, обогащённого до 20% (1080-1350 кг), которые можно будет быстро обратить в 240-300 кг 90%-го урана.

Если говорить о средствах доставки ядерного оружия, то Иран обладает достаточно совершенными баллистическими ракетами, имеющими массу боевой части от 500 до 1000 кг и максимальную дальность полёта в пределах 1500-2500 км. Речь, в частности, идёт о баллистических ракетах марок Ghadr -110, Sejjil и Emad.

Техническую задачу – подобрать средство доставки, способное нести боеголовку с определёнными массогабаритными характеристиками, можно решить заранее, если располагать конструкцией ядерного заряда пусть даже в чертежах. Именно эту технологию могут предоставить товарищи из Северной Кореи, если Иран уже ей не располагает. Реально заранее провести и практические пуски ракет с массогабаритным макетом ядерного заряда.

Однако не стоит забывать юридическую сторону вопроса и международные обязательства Ирана. В августе 2021 года иранский МИД сделал следующее заявление: «Пока США и другие участники соглашения не возобновят полное и безоговорочное исполнение ядерной сделки, Иран продолжит развитие ядерной программы согласно своим потребностям, распоряжениям властей и в соответствии с обязательствами по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)».

Теоретически обогащение урана до 20% можно обосновать необходимостью его использования в экспериментальных ядерных реакторах, обогащение до 60% — применением в медицине. Вопрос, конечно же, ещё и в количествах. Но более высокие степени обогащения обосновать нечем. Будет очевидно, что страна идёт к созданию ядерного оружия. И это будет касаться уже не ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий – СВПД), а обязательств Ирана по ДНЯО.

Нарушение Тегераном взятых на себя обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия ожидаемо приведёт эту страну к введению очень жёстких санкций по линии ООН. И в данном случае и Россия, и Китай в Совете Безопасности ООН будут вынуждены их поддержать, дабы другим, например, Саудовской Аравии, Турции, Украине, неповадно было.

При таком сценарии развития событий Иран окажется в положении Северной Кореи (есть ядерное оружие и есть очень жёсткие санкции) и через некоторое время будет разрушен изнутри, т.к. степень управляемости и контроля внутри Ирана, лояльность населения иранским властям и готовность терпеть тяготы и лишения на порядок ниже, чем в КНДР.

Поэтому информационное сообщение Организации по атомной энергии Ирана от 5 ноября 2021 года следует рассматривать как повышение ставок перед седьмым раундом переговоров в Вене по возобновлению СВПД, который начнётся 29 ноября.

Если же рассмотреть ситуацию по возобновлению ядерной сделки с Ираном в целом, то она находится в патовом состоянии. Тегеран для возврата к обязательствам в рамках СВПД по своей ядерной программе потребовал отмены всех американских санкций, а их на январь 2021 года было 1733. А без отмены значительного количества санкций СВПД для Ирана не имеет смысла.

Однако ни одна администрация президента США не отменит такое количество санкций одномоментно, т.к. это в корне противоречит политической традиции Америки. В лучшем случае, это приведёт к началу процедуры импичмента Джо Байдена, либо его быстро отстранят от исполнения обязанностей президента по состоянию здоровья и поменяют на Камалу Харрис.

Таким образом, в ближайшее время ожидать серьёзных подвижек по возобновлению СВПД не стоит. Будет идти торг между Вашингтоном и Тегераном. Иран, скорее всего, будет балансировать в «точке прорыва», постепенно наращивая количество 20%-го урана, но не переходя красную черту в виде обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия.

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.