МОСКВА, 01 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

На прошлой неделе в Стамбуле прошел восьмой саммит Тюркского совета, в ходе которого состоялась встреча лидеров тюркского мира. На саммите Тюркский совет был переименован в Организацию тюркских государств. По просьбе Анкары были приняты важные решения, которые изменят баланс в мировой дипломатии.

В саммите по теме «Зеленые технологии и умные города в цифровую эпоху», приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Киргизии Садыр Жапаров, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и генеральный секретарь Тюркского совета Багдад Амреев.

Лидеры стран Тюркского совета приняли «Видение тюркского мира — 2040» и пришли к соглашению относительно принципа о необходимости не только коренного партнерства, но и партнерства в видении будущего. Также была достигнута договоренность о стратегическом сотрудничестве с заделом на будущее в различных сферах, где у тюркских государств есть общие интересы. С этой целью было решено подготовить «Стратегическую дорожную карту Организации тюркских государств на 2022-2026 годы».

Неоспоримым фактом является то, что правительство Партии справедливости и развития (ПСР), осуществившее смену режима, в последние годы увеличило количество религиозных, культурных, этнических, националистических организаций в разных странах, используя государственные учреждения и даже некоторые учреждения, действующие за пределами страны.

В Средней Азии, на Балканах и в Северной Африке наблюдается увеличение числа организаций, позиционирующих себя как тюркское и исламское единство, и в таких странах, как Индонезия, Малайзия и Сенегал, называющих себя исламским религиозным единством. Кроме того, страны ЕС резко отреагировали на гнетущий контроль над турками, проживающими в Европе с этой целью.

Такие организации, как Управление по делам религии, Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TIKA) и Культурный центр им. Юнуса Эмре, неоднократно характеризовались в европейской прессе и академических исследованиях как «протянутая по всему миру рука Эрдогановского режима».

На 8-м саммите Тюркского совета президент Азербайджана Ильхам Алиев передал президенту Эрдогану председательство в совете на следующий период. В предстоящий период председателем Тюркского совета будет Турция. Это означает, что установился еще один важный канал распространения идей режима Анкары.

Если удастся убедить Туркмению, то будет реализован важный шаг на пути к Великому Турану. Предоставление статуса наблюдателя Таджикистану, язык которого не схож с турецким, решает еще одну проблему в этой цепочке. Отмена визы на следующем этапе позволит гражданам Таджикистана ездить в Турцию на заработки.

Итоговая декларация и ход Анкары в части Северного Кипра

После саммита была опубликована итоговая декларация, состоящая из 121 пункта. Примечательными были высказывания президента Реджепа Тайипа Эрдогана, а также некоторые положения относительно Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), отмеченные в итоговой декларации.

Правительство ПСР заявило о «необходимости поиска справедливого, постоянного, устойчивого и взаимоприемлемого решения кипрской проблемы на основе фактов, озвученных на острове», а также выразило «солидарность с турками-киприотами в их стремлении обеспечить фундаментальные и равные права».

Отметив о необходимости включения в Тюркский совет Турецкой Республики Северного Кипра, Эрдоган заявил: «Мы искренне надеемся увидеть среди нас Турецкую Республику Северного Кипра в ближайшее время, чтобы наша семейная картина стала еще богаче».

В декларации, поддерживающей усилия Киргизии по поиску мирного решения ситуации на киргизско-таджикской границе, отмечается, что диалог между Киргизией и Таджикистаном приветствуется, и что от обеих сторон требуется предпринять необходимые шаги для укрепления взаимного доверия и предотвращения конфликтов в будущем.

В декларации отмечается принятое решение развивать сотрудничество в борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом, расизмом, дискриминацией, ксенофобией, исламофобией и всеми формами ненавистнических высказываний и координировать усилия в этом направлении на международной арене.

В декларации отмечается также, что были приняты необходимые меры для создания благоприятных условий для осуществления взаимной торговли и инвестиционной деятельности между странами-членами, и соответствующим органам было поручено отслеживать выполнение принятых решений.

В документе говорится, что началась работа по учреждению Турецких торговых домов (TTE) с целью увеличения торговли, экспортного потенциала и инвестиций между странами-членами и странами-наблюдателями, и подчеркивается важность реализации «Меморандума о взаимопонимании между государствами-членами Совета сотрудничества тюркоязычных стран по обмену знаниями и опытом между различными экономическими зонами».

В декларации отмечается также, что было поручено подготовить окончательный вариант «Договора о международных комбинированных грузовых перевозках между государствами-членами Организации тюркских государств», представляющий собой важный шаг для облегчения транспортных операций по международному транспортному коридору Восток-Запад через Каспийское море.

В декларации выражается сожаление и серьезная озабоченность по поводу экологических катастроф, таких как лесные пожары и наводнения, которые произошли в Турции и в регионе, и отмечается, что по предложению Турции было поручено начать работу по созданию подразделения реагирования на стихийные бедствия в Организации тюркских государств под названием «Механизм гражданской защиты Организации тюркских государств» для проведения совместных поисково-спасательных и реабилитационных работ в целях сокращения последствий стихийных бедствий и содействия восстановлению.

Анкара стремится создать в регионе новую геополитическую среду

Усилия Анкары по расширению своего влияния через Совет Тюрксой имеют непосредственное отношение к Москве. Стратегические, культурные и военные взаимоотношения, которые Турция пыталась установить со среднеазиатскими странами после распада Советского Союза, являются общими интересами Москвы и Анкары.

Будучи членом НАТО, Анкара использует свои отношения с Россией как козырь против Запада, а шаги в сторону Средней Азии — против Москвы. Получая тяжелое вооружение, С-400 и большое количество энергии из России, через Турцию продолжается поток инвестиций в Среднюю Азию. При этом, в случае необходимости, Анкара действует как представитель НАТО в Средней Азии.

После подписания Шушинской декларации Москва еще лучше поняла намерения Эрдогана. Анкара пытается создать новую политическую и геополитическую реальность в регионе. Эрдоган претендует не только на экономическое, но и на «духовно-нравственное» лидерство. На самом деле, его настоящая цель – это не забота о проживающих там людях, а укрепление своей президентской системы.

В статье, опубликованной послом Турции в Вашингтоне в Defense One 17 октября 2021 года, содержится важная мысль о том, что турецкое военное присутствие помогает сместить баланс сил в Большой Евразии в пользу трансатлантического сообщества и что Турция и Соединенные Штаты имеют общие интересы. С этой точки зрения закупка турецких беспилотников и другой военной техники Азербайджаном, Киргизией и Украиной больше не кажется простым коммерческим соглашением.

Турция укрепила близкие отношения с Киргизией. Сближение произошло во время конфликта на киргизско-таджикской границе. Турция одной из первых заявила о готовности оказать помощь Киргизии и поддержала Бишкек на политическом и экономическом уровне.

Во время визита президента Киргизии Садыра Жапарова в Анкару в июне 2021 года одной из основных тем переговоров с Эрдоганом был вопрос улучшения торгово-экономического и военного сотрудничества. Небольшие страны, такие как Киргизия, вынуждены соглашаться на более тесное сотрудничество с Турцией. Анкара и особенно Эрдоган очень хорошо используют это вынужденное согласие в своих интересах.    

В каком бы направлении сегодня Турция ни формировала свою политику, она ссылается на исторические, религиозные, этнические или расовые связи. Она формирует свою внешнюю политику, ссылаясь на расовые связи с государствами, в которых проживают среднеазиатские и тюркские сообщества, на религиозные связи с соседними или далекими арабскими странами, на общую османскую историю с балканскими странами. Такие ссылки в том числе отображают ментальную карту лиц, определяющих внешнюю политику Турции.   

«Союз исламских стран»

Турецкие политические деятели руководствуются этими предпосылками в своем восприятии и интерпретации мира. Посредством исламских, расово-этнических, националистических, культурных, исторических стереотипов пытаются создать видимость Анкары как экспансионистского актера, стремящегося быть эффективной определяющей силой в регионе, и продолжателем «великой и славной» империи прошлого. Такой искаженный идеологический подход отдаляет Турцию от рациональности. Растрачивается впустую опыт достижений в области внешней политики и безопасности, накопленный в эпоху республиканцев на протяжении десятилетий.

Правительство ПСР постоянно делает акцент на новой конституции и на 2023 год. Подготовка началась в 2010 году. Однако этому помешали события, связанные с коррупцией и взяточничеством, произошедшие в конце 2013 года. Несмотря ни на что, Эрдоган смог прийти в себя, сотрудничая с глубинными структурами. Он сурово наказал тех, кто вставлял ему палки в колеса. И он продолжает свой путь, нацеленный на выявление модели, которая объединит исламские страны под одной волей. По этой причине в последние годы он и стал более активно использовать Управление по делам религии.

Также хотелось бы напомнить о предложении Аднана Танрыверди, одного из главных советников Эрдогана и члена Совета по безопасности и внешней политике при администрации президента, озвученном им на конгрессе Центра стратегических исследований защитников справедливости (ASSAM), председателем правления которого он является, создать Союз исламских стран со своей конституцией, формой правления, военной силой, судебной системой, столицей, флагом, языком.

Майкл Рубин, научный сотрудник Американского института предпринимательства и бывший сотрудник Пентагона, в ходе вебинара Ближневосточного форума оценил последствия ухода США из Афганистана для Ближнего Востока.

Отметив, что он ожидает создания Турцией альянса с Пакистаном и сотрудничества с «Талибаном» (запрещена в РФ), Рубин сказал, что Пакистан в 1994 году выбрал «Талибан» (запрещена в РФ) в качестве «посла» и расценил уход США из Афганистана как свою победу. Отметив, что уход США из Афганистана будет иметь серьезные последствия на Ближнем Востоке, Рубин добавил: «Турция в XXI веке станет тем же, чем была Саудовская Аравия в XX веке с точки зрения исламизма и отторжения».

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.