МОСКВА, 08 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

Если верен тезис о том, что все империи переживают периоды расширения и сжатия, то видны все симптомы сжатия империи США. Это всё косвенные признаки, но количество их переходит в качество, и по некоторым из них выводы можно делать вполне достоверные. Вот всего три признака:

1. Несмотря на всё давление США, Иран вплотную приблизился к обогащению урана до уровня, за которым начинается обладание ядерным оружием. Иран на пороге вступления в клуб ядерных держав.

2. Несмотря на всё давление США, Китай вплотную приблизился к интеграции Тайваня. Это означает крах однополярного мира под эгидой США, и они не могут ни остановить, ни повернуть вспять этот процесс расширения Китая.

3. Несмотря на всё давление США, Россия после распада СССР вернула Крым, углубляет интеграцию в ЕАЭС, а с Белоруссией хоть и медленно, но строит Союзное государство. И здесь США не могут предотвратить происходящее расширение России.

То есть сфера, в которой США могут добиваться если не расширения, то хотя бы сохранения своего доминирования, сужается. А это влечёт далеко идущие и долгие процессы перераспределения мирового баланса сил. В ответ на это усиливается конфликт внутри политических элит США, что порождает новые витки перетока ресурса от США к другим странам, как вассалам, так и соперникам.

Так, Иранская сделка расколола истеблишмент США настолько сильно, что возникает угроза снижения влияния на Израиль, Саудовскую Аравию и ЕС. Низкий и падающий рейтинг Байдена вызывает угрозу возвращения Трампа, чьи представители уже заявили, что немедленно аннулируют ядерную сделку с Ираном в случае своего прихода к власти. ЕС заведомо против этого, значит будет новый виток отдаления ЕС от США. Он будет сопровождаться изменением расклада сил в ЕС, где усилятся антиамериканские, «националистические», как принято говорить в США, силы.

Израиль станет теснее кооперироваться с Саудовской Аравией в области вооружений против Ирана. И здесь для США места останется меньше, так как контакты будут вестись через их голову. Сфера США тоже сужается. Влияние они сохранят, но его явно становится меньше.

Всё, что теряют США, находят Китай, Россия и Иран. Эта ось провоцирует ЕС на колебания, для предотвращения которых США усилят давление на ЕС. Это вызовет ответную реакцию антиамериканизма, что опять сократит для США сферу достижения своих целей без ущерба для их властного ресурса.

То, что каждая новая администрация США начинает с обещания отменить все решения предыдущей администрации, превращает отношения вассалов с США в кошмар. Иран получает возможность давления на США, требуя гарантий сохранения сделки. Байден таких гарантий дать не может. Это позволит Ирану затягивать время и приближаться к цели.

США демонстрируют бессилие, что немедленно аукнется активизацией всех претендентов на американское наследство. Слабеющий лев ещё жив, но его добычу уже делят другие члены прайда. ЕС, Китай, Индия, Иран, Россия, Великобритания, Турция, Израиль, Саудовская Аравия, Катар, Корея, получающая шанс объединиться без участия США, Япония, которая в этом случае выйдет из-под американского зонтика и вернётся к собственной политике в регионе – вот неполный перечень претендентов на статус центров силы. США придётся бороться за сохранение каждого клочка своего влияния.

Вся трагедия для США в том, что ни один из трёх вышеперечисленных процессов они не могут остановить. Они продолжат развиваться и будут съедать господство США, откусывая от него по кусочку. Это стратегия малых шагов, когда реагировать всей силой для США нет повода, а тихий дрейф незаметен и потому постоянен. Через время выяснится, что лягушка сварилась. 

В США это прекрасно понимают и судорожно стараются предотвратить. Здесь важны не принимаемые меры, они могут быть лучше или хуже. Здесь важна сама эта судорожность. Раньше она не требовалась. Все попытки не допустить усиления противников у США не удаются. Началась эпоха сжатия американской империи.

Сначала это касается неудач политических проектов. Мы ведь не назвали ещё и четвёртый признак: неудача с КНДР. Там тоже в разгаре ядерное строительство. КНДР, Иран – не остановить эти «страны-изгои» для США означает провал претензий на гегемонию. За расширением зоны неудачных проектов идёт утрата территорий.

Кроме действий Китая, Ирана, ЕС и России ослабление США определяется по таким признакам, как активизация Великобритании и Турции. Эти вассалы США раньше сидели тихо, как мыши под веником, и никому в голову не приходило, что они решатся на самостоятельную политику по всему спектру пространства, где господствуют США.

Теперь Вашингтон сталкивается с Анкарой и Лондоном в Сирии и в Закавказье – зоне, где США никому не давали санкции на самостоятельность. Своя игра в Закавказье позволяет Турции строить свои альянсы с Россией, Китаем и Ираном, а Великобритания на плечах Турции входит в эту игру.

Францию удалось поставить в рамки, сорвав её сделку с Австралией по подводным лодкам, но сделать это пришлось в союзе с Великобританией. Для Вашингтона это болезненно: там со времён Рузвельта меньше всего собираются действовать в интересах Лондона. То, что с помощью Великобритании США создали союз AUKUS для противостояния Китаю, опять показывает, что у США уже не хватает сил самим решать свои проблемы сдерживания оппонентов.

Аналитики сконцентрировали внимание на факте союза и амбициях Франции, но пропустили то, что создан он был благодаря не США, а Великобритании, оставшейся за кулисами, – ведь Австралия её сфера влияния. Без воли Лондона союз был бы невозможен, он, а не Вашингтон здесь ключевое звено. А это говорит очень о многом. 

Экономика США упёрлась в проблему долга и модели эмиссии доллара. Кризис усиливается эпидемией, что вызывает раскол элит в самих США и отчуждение ЕС, в котором тоже начинается раздрай. США не справляются с ролью арбитра, а роль мирового жандарма упирается в ядерный клуб, предотвратить разрастание которого США не смогли.

Политика санкций замедляет, но не останавливает конкурентов, а к вассалам и вовсе неприменима под угрозой потери влияния. США подошли к пределу легитимно возможного. Любые дальнейшие нажимы провоцируют распад союзов и военные действия, где победа США неочевидна, а там, где возможна, будет пирровой, то есть равной поражению. Ведь даже Афганистан США не сохранили. И это пятый признак перехода их империи в состояние сжатия.

По сути, Трамп это понял ещё до своего прихода к власти и хотел сосредоточить силы на восстановлении и наращивании мощи. То, что есть сейчас, транслировать вовне уже неэффективно: затраты всё выше, а результаты всё ниже. Но конфликт элит в США не позволил (и вероятно, не позволит и дальше) сделать то, что задумал Трамп. Бодливой корове Бог рогов не даёт, как говорят в России.

То, что происходит с США, объективно выгодно всем претендентам на их наследство. Понятно, что процесс этот исторически долгий. Но его вектор уже очевиден. В истории американской империи начался период сжатия. Мир возвращается к нестабильности и многовариантности. Неопределённость – выматывающее состояние, но это та реальность, адаптироваться к которой будут вынуждены все политические лидеры. Давление в мировой политической системе растёт, спокойного столетия ожидать не приходится.

 

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.