МОСКВА, 16 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

Небывалое с 2014 года обострение геополитической напряжённости ознаменовало собой провал договорённостей, достигнутых между Владимиром Путиным и Джо Байденом на встрече в Женеве. Американцы попытались обмануть Россию, навязав нам свои правила. В первую очередь в так называемой «зелёной повестке».

Если бы наша страна приняла правила, написанные глобалистами, это привело бы к многомиллиардным потерям для экономики. Но достичь своих целей Вашингтону не удалось. Путин не принял американские правила игры, чем, как кажется, ввёл президента США Джо Байдена в бешенство.

Геополитические расклады в программе «Без цензуры» ведущий Никита Комаров  обсудил с заместителем директора института «Русстрат» Юрием Баранчиком.

Что происходит? Ставки повышаются!

Никита Комаров: До второй половины ноября – начала декабря всё шло более-менее мягко. Мы предполагали, что это стало следствием «женевских договорённостей», или «большой сделки» в Женеве.

Но сейчас мы снова имеем резкий виток геополитической напряжённости между нашей страной и коллективным Западом во главе с США, какого не было с 2014 года. Снова звучат обвинения в адрес России во всех смертных грехах, начиная от дезинформации по пандемии и заканчивая «вторжением» на Украину, куда мы всё никак не вторгнемся. Что происходит?

Юрий Баранчик: Происходит повышение ставок. Я тут вижу, скорее, медийный эффект и средство давления сторон друг на друга для усиления своих переговорных позиций.

Дело в том, что стороны находятся в очень сложном переговорном процессе по поводу «женевской сделки». Сегодня США заинтересованы в климатической повестке и в энергопереходе. А энергопереход – это такая же «обманка» западных элит, как и глобальное потепление.

Ведь энергопереход не означает, что у всех будет дешёвая электроэнергия. Наоборот, она будет очень дорогой, потому что Запад собирается отказаться от нефти и газа. Если мы вспомним пример с той же сланцевой нефтью, почему она была выгодна? Потому что в тот момент были высокие цены на нефть, которая добывается природным путём. Как только нефтяные цены стали падать, сланцевые компании разорились.

Ещё сказался тот факт, что добыча сланцевой нефти – процесс довольно сложный.

– И с СПГ то же самое: как только упала цена на газ, стало понятно, что поставлять его в Европу невыгодно.

– Так что у Запада заканчиваются свои природные ресурсы, и он будет вынужден покупать и дорогую нефть, и газ. А для того, чтобы этого не делать, и был придуман этот энергопереход – все эти ветряки, аккумуляторы, электроводородные двигатели.

Единственный интересный для нас вариант – это водородное топливо, мы вполне можем поставлять его в Европу вместо газа. А все остальные новшества – их суть заключается в том, чтобы Запад стал покупать электроэнергию у себя, хотя при выработке тех же аккумуляторов энергии расходуется гораздо больше, как и выбросов в атмосферу, чем при работе обычных бензиновых двигателей. Поэтому к этому процессу мы должны относиться с пониманием.

– Вот на этом моменте я как раз хотел заострить внимание. Это действительно не только та шизофрения, о которой мы говорим, что они помешались на климатической или «зелёной» тематике. Это же действительно выгодно с экономической точки зрения: чем стимулировать отток капитала за нефть и газ, можно выпускать ветряки, батареи, стимулируя таким образом собственную промышленность, а эти деньги никуда из экономики не выводить. Да, электроэнергия будет дороже, но деньги остаются в экономике.

– Если говорить о климатической повестке, то период наблюдения за климатом земли не превышает периода в 150–170 лет. На фоне истории человечества в несколько тысяч лет это вообще ни о чём не говорит.

Но даже если опираться на имеющиеся данные, мы видим, что да, в последние годы в России происходит потепление, как и в некоторых других регионах мира. Но в той же Европе наблюдается похолодание, потому что затормозился Гольфстрим. И буквально на днях в Италии заявили о том, что собираются создавать централизованную систему отопления, как в России. В южной Италии никогда такой системы не было. И когда начались морозы, население не спасают привычные печки.

США интересует климатическая повестка, а нам надо приструнить НАТО

– Как мы знаем, в XVI–XIX веках было не глобальное потепление, а глобальное похолодание. Потом климат вернулся в норму.

– Это установка США – им нужна эта климатическая повестка, и они хотели, чтобы мы её поддержали. Но у нас есть другие требования. Одно из них было озвучено Владимиром Путиным: получение юридических гарантий нераспространения блока НАТО на Восток.

И вот эти наши требования Западом должны быть услышаны. В своё время это на словах обещали Михаилу Горбачёву, которого они обманули. Поэтому это требование нашего лидера вполне закономерно.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг сказал, что Россия якобы не имеет своей зоны влияния. Но это не так. Все мировые державы имеют свои зоны влияния. И мы должны утвердить эту повестку, чтобы Запад с ней согласился и принял её. И мне кажется, что вот это повышение ставок, что мы отказываемся принимать западную повестку, нагнетание ситуации вокруг Украины, всё это говорит о том, что по этим двум вопросам мы не договорились.

Вместе с тем, если судить по освещению в СМИ декабрьского онлайна Владимира Путина и Джо Байдена, и учитывая то, что в американской прессе этот разговор почти не получил освещения и явной акцентировки, можно сделать вывод, что позиции американцев не так уж сильны, как они это пытались показать перед переговорами.

– Вы говорите, что американцы хотят, чтобы Россия поддержала «зелёную» повестку. А каким образом эта поддержка должна быть выражена? С одной стороны, мы видим, что Россия также активно включилась в экологическую тематику. С другой стороны, мы действуем не совсем по западным правилам – на «климатический» саммит в Глазго ни Владимир Путин, ни Си Цзиньпин не поехали.

Что такое в их понимании поддержка Россией «зелёной» повестки?

– Дело в том, что они хотят сделать Россию донором экологического баланса, не страной, производящей квоты, а наоборот – их потребляющей. На это и ориентирован Анатолий Чубайс, который говорит, что «Россия производит кислорода меньше, чем потребляет». Но где сосредоточены основные лесные ресурсы земли? На территории России! А по мнению Чубайса, мы должны ещё Западу и платить за наши квоты, чтобы они с нас снимали таким образом налог. По сути, это экологическая дань.

Не просто так наш президент говорит о том, что всё это надо ещё считать. По его оценкам, мы производим кислорода больше, чем потребляем, поэтому нам ещё и доплачивать надо за это. А доплачивать должны страны – технологические лидеры, то есть Запад и США.

Так что, вопрос упирается в квоты и то, как их считать. И тут абсолютно разные оценки существуют. По оценкам государственно ориентированных учёных, Запад должен платить нам.

Россия и Китай предлагают свои механизмы энергоперехода

– Вы упомянули Чубайса. И, кстати, именно он пытался натянуть на себя одеяло «зелёной» повестки, став чуть ли не первым в России, кто её реализовывает. И он же был назначен представителем по переговорам с Евросоюзом по тому самому углеродному налогу, а фактически – настоящей дани, как об этом сказал на днях первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Но мы видим, что Чубайса от этой темы оттёрли, а «зелёной» повесткой теперь занимается Белоусов. Связано ли такое решение с обострением геополитической напряжённости?

– Возможно, это следствие обострения. Но я бы здесь больше акцентировал внимание на том, что и Китай занял позицию, аналогичную России. Ведь мы не поддержали ни сроки энергоперехода, ни предлагаемые механизмы. Россия и Китай предлагают свои механизмы: как должен считаться этот углеродный налог, как должен осуществляться переход, какие должны быть квоты.

15 декабря должны пройти онлайн-переговоры Владимира Путина и Си Цзиньпина, на них будет обсуждаться и этот вопрос. И я уверен, что после этой встречи мы получим более внятные очертания позиций Москвы и Пекина по данному вопросу.

– Действительно, та «зелёная» повестка, которую продвигает Запад, она не только для них экономически выгодна, но и представляет собой удар по «грязному» Китаю, который производит огромное количество выбросов CO2 в атмосферу. Сейчас, когда Китай вырывается в лидеры мировой экономики, не является ли эта «зелёная» повестка попыткой затормозить Китай, остановить его развитие, обвинив в неэкологичности?

– Естественно. Вы точно отметили, Китай – сегодня это основная фабрика мира, и там трудятся люди. Запад хочет сделать безусловный доход для людей, чтобы они не работали, при этом все производства станут роботизированными. То есть Западу трудящиеся как класс будут не нужны, потому что там работать будут роботы – и на предприятиях, и в сфере услуг. А люди будут просто получать свой безусловный доход. И эту ситуацию надо как-то отрегулировать.

Для того, чтобы перейти на новый технологический уклад, Западу нужен капитал. А так как китайская продукция дешёвая, им надо закрыть от неё свои рынки, обвинив Китай в том, что он вырабатывает этот углеродный след. Механизм здесь очень простой.

«Зелёная» повестка – протекционистский подход Запада

– А они не могут давить на Китай, если Россия не поддержит эту западную «зелёную» повестку. На ваш взгляд, чем закончится вся эта история с «зелёной» повесткой? Я намеренно не называю её «экологической», потому что экология – это всё-таки что-то другое. Можно сейчас констатировать, что Западу не удалось нам навязать эту повестку и что мы больше не купимся на эти их расклады?

– «Зелёная» повестка – это механизм по изъятию из других стран в пользу Запада производств, механизм по увеличению капитализации западной экономики и отрезания рынков таких стран, как Китай или Россия, от западных рынков. Это абсолютно протекционистский подход.

Разговоры о «зелёной» повестке звучат очень громко, как и о глобальном потеплении. Все должны этой повесткой, этой якобы абсолютно чистой идеей, воодушевиться и следовать в фарватере.

Но за всем этим стоят финансовые интересы. И как только мы начинаем видеть эти интересы, то сразу становится понятно, что это – «обманка». В своё время у нас тоже была «обманка» под названием «перестройка». Мы клюнули на это и потеряли страну.

У демократов в США свои проблемы – как бы не проиграть республиканцам

– Некоторые эксперты также связывают ожесточения геополитической риторики с тем, что рейтинг Байдена падает, хотя сама геополитика внутри США особой роли не играет. Тем не менее с этим может быть связано ужесточение?

– Несомненно. В команде Байдена, в администрации Белого дома сейчас происходят очень серьёзные процессы, по сути, идёт развал команды. От вице-президента Камалы Харрис уходят ведущие политтехнологи и администраторы. Существуют серьёзные трения между её офисом и командой президента. И главное, что у Джо Байдена очень низкие рейтинги.

Его бы давно поменяли на вице-президента, но у Камалы Харрис рейтинг ещё ниже. По сути дела, им некого ставить на роль лидера. Но и ставить на нового лидера им сейчас тоже нельзя: за два с половиной года, оставшихся до новых выборов президента, нового лидера они не раскрутят. А тут ещё на носу выборы в Конгресс.

Ряд конгрессменов и сенаторов от демократов уже заявили о своём отказе участвовать в выборах. На фоне кризиса, охватившего США, на фоне того, что Вашингтон не может продавить свою внешнеполитическую повестку по миру, у демократов начинает уходить электорат.

И это очень серьёзная проблема – они могут проиграть республиканцам в 2022 году выборы в Конгресс и в Сенат, позиции Трампа сейчас сильны как никогда. Он уже заявил, что пойдёт на выборы в 2024 году. И это будет серьёзнейший провал Байдена.

Для России главное – своя сфера геополитических интересов

– А какие всё-таки ещё были достигнуты договорённости между Байденом и Путиным?

– Тем, безусловно, большое количество. Но я бы сконцентрировал внимание на том, что главное для нас, для России – это своя сфера геополитического влияния. Это Белоруссия, Украина и, возможно, Молдавия. Если мы сумеем продавить свои позиции по этому вопросу, то это будет очень серьёзной победой с момента распада Советского Союза.

Ведь для чего нужен был «проект Украина»? Для того, чтобы не допустить экспорта ресурсов России на Запад и вбить очередной клин между старой Европой и нашей страной. Точно так же американцы и англичане действовали и после Первой мировой войны – их стратегия осталась неизменной.

Если мы берём Украину под себя и оставляем рядом с собой Белоруссию, то там рядом уже Чехия и Венгрия – и тут появляются очень большие вопросы. Дальше – Австрия, в какую сторону эта страна повернёт? Но со всеми этими странами можно будет работать.

– Складывается впечатление, что с интеграцией России и Белоруссии Запад как-то смирился и решил здесь лишний раз не наступать?

– Я думаю, что эту тему Запад не оставил. Просто его ресурсы и тактика, которая была выработана, – это «народное восстание», ставка на Светлану Тихановскую, ставка на «сидельцев» – они себя исчерпали. В то же время и сам Александр Лукашенко, который проводил «многовекторную политику», наконец убедился, для чего Запад его «поддерживал» и к чему это привело.

– А украинский трек? Какая цель у Запада, который искусственно создаёт обострение ситуации вокруг Украины? Это шантаж? Провокация?

– Запад всегда будет проводить двойную политику. На словах он будет договариваться, но всегда будет ещё одна группа, те же «ястребы» в Вашингтоне или тот же Лондон, которая будет идти против.

Вот посмотрите, не успели Путин с Байденом поговорить, а Украина устраивает свою провокацию с кораблём, направившимся к Керченскому мосту. Здесь Западу доверять нельзя, а надо чётко и напористо проводить свою линию, замечая любые провокации.

Я думаю, что Запад будет играть в ту схему, которую предложила Россия, но при этом параллельные игроки из «ястребов», а Байден не контролирует свою администрацию, будут делать заявления, идущие вразрез тому, что он говорит или делает. Слишком много там групп влияния. Так что с американцами всегда надо держать ухо востро.

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.