МОСКВА, 21 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

 

После того, как появилось официальное заявление МИД России, в котором содержится призыв к НАТО официально дезавуировать решение Бухарестского саммита НАТО 2008 года о том, что «Украина и Грузия станут членами НАТО», определенные круги в Тбилиси пришли в состояние политической вибрации.

Внимательно наблюдая за развитием острой международной интриги в треугольнике Запад- Украина-Россия, в которой разыгрывалась «карта» предполагаемого вооруженного вторжения России на Украину, Грузия выжидала, размышляя о возможностях своего участия в операции по «второму прорыву НАТО на Восток». При этом была подготовлена и мотивационная «домашняя заготовка», чтобы в случае чего вместе с так называемым «украинским вопросом» обозначить и свое присутствие в повестке.

Для этого необходимо было объявить «провальными и неперспективными» консультации с Россией в Женеве (нечто отдаленно похожее на минский процесс на Украине), обвинить Россию в «продолжении политики поглощения оккупированных регионов Грузии» и в стремлении «силового изменения суверенных государственных границ в Европе» (вариант Луганска и Донецка). Расчет делался на то, что при определенных обстоятельствах в предполагаемом диалог США-Россия проблемы Украины и Грузии будут подаваться в «одном пакете». Ведь что не говори, а США предоставляют Грузии, как и Украине, помощь военного характера, а недавно в Вашингтоне заявили о старте новой программы, призванной усилить обороноспособность Грузии.

Для России предложенная политическая и геополитическая дуэль, как заявил бывший посол Грузии в России Валерий Чечелашвили, означала тест на признание или непризнание ее в качестве «участника высшей мировой политической лиги». Матч, если так именовать переговоры президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена, состоялся. Его результаты оказались неожиданными для многих.

В широком смысле были запущены такие процессы в мировой политике, которых не было с начала украинского кризиса. Впервые после развала СССР был поставлен вопрос о «возможностях выработки мер для снижения напряжённости на восточном фланге».

В «узком» смысле с Украины снимается «зонтик» прикрытия со стороны Североатлантического альянса или размещения на её территории иностранных баз. И хотя на переговорах Путин — Байден Грузия не упоминалась, всем стало ясно, что она тоже входит в описание ситуации, хотя еще совсем недавно на саммите министров иностранных дел НАТО в Риге говорилось о поддержке вступления Грузии и Украины в НАТО.

Сейчас грузинские эксперты полемизируют относительно политики Тбилиси, который, дрейфуя в сторону НАТО, пытался выстраивать блоковую политику с Украиной. При этом Тбилиси то сближался с Киевом, то отдалялся от него. Но две страны по разным причинам застоялись на «запасных путях» Запада, полагая, что местный национализм, русофобия и заявленная прозападная ориентация станут вожделенным пропуском на Запад.

Но и Запад тоже менялся. Сначала его устраивала позиция русофобии, с помощью которой он стремился ослабить влияние России на постсоветском пространстве. Но затем, как пишет американское издание The National Interest, «Украина и Грузия оказались в списках «нестабильных стран», которые находятся на границе с Россией». Согласно такому тезису, принятие Киева и Тбилиси в НАТО расширяет для альянса зону проблем, а не безопасность.

«США должны заключать военные союзы только если это необходимо для обеспечения их собственной безопасности, — пишет это издание. — А членство в альянсе НАТО должно предоставляться только тем странам, присутствие которых сможет оказать положительное влияние на национальную безопасность США. Предоставление членства в НАТО Грузии — или Украине, к чему призывают некоторые — никак не поможет безопасности США и несомненно увеличит количество стратегических рисков для Соединенных Штатов».

В этом как раз и заключается смысл еще одной острой интриги. Было время, когда политическая нестабильность в Грузии рассматривалась Западом как одно из важных средств «сдерживания России». Теперь такая нестабильность квалифицируется как «потенциальная угроза национальной безопасности США». То есть прежняя политика Запада в Закавказье оборачивается для него своеобразным бумерангом.

Не случайно Грузию до сих пор не допустили к участию в Плане действий по обретению членства в НАТО (Membership Action Plan) — программе помощи странам, которые планируют стать членами альянса. Даже несмотря на то, что страна достигла некоторых успехов по части выполнения критериев членства в НАТО и даже в чем-то превзошла таких членов альянса как Болгария, Румыния и даже Турция.

«Грузины оказались жертвой их собственного геостратегического положения, — говорит профессор, преподающий военнослужащим бундесвера, Карло Масала. — Когда в альянс вступали страны Балтии, Россия была слабой, ситуация была другой. Сегодня никто в НАТО не готов отдать свою жизнь за Тбилиси. Одно только начало переговоров о вступлении Грузии в НАТО может спровоцировать Россию на действия с непредсказуемыми последствиями».

Так Грузия оказывается в «подвешенном» состоянии, начинает шарахаться из стороны в сторону в поисках внешнего «солидного» покровителя. Один из украинских топ-дипломатов как-то раз описывал стиль общения грузинских дипломатов с чиновниками НАТО как стратегию постоянного напоминания о себе, застывая в ожидании, когда альянс будет готов к разговору с Тбилиси, чтобы достигнуть максимальной практической интеграции с НАТО, а потом, когда изменится политическая обстановка, быстро продвинуться и к членству.

Однако после выборов в США, на которых победил Джо Байден, шансы для Тбилиси на быстрое решение утрачены. В случае, если теперь новое «американское правило», подготовленное Путиным и Байденом, сработает для Украины, его можно будет применить и к Грузии. Ждать осталось недолго.

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.