МОСКВА, 26 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

Губернатор Флориды Рон Десантис представил первый в США законопроект, на уровне штата запрещающий продвижение так называемой критической расовой теории (CRT) не только в школах, но и в корпорациях. Более того, будущий закон даст возможность родителям и работникам судиться с теми, кто нарушает запрет.

«Мы не позволим тратить деньги налогоплательщиков на то, чтобы наших детей учили ненавидеть нашу страну или ненавидеть друг друга», — с пылом заявил Десантис, представляя законопроект под аплодисменты сторонников.

Этот шаг политического союзника Дональда Трампа подлил масла в огонь гражданского противостояния в Америке и позиционировал самого Десантиса как возможного кандидата на пост президента США в 2024 году от республиканцев, если «Большой Дональд» вдруг покинет гонку.

В названии своей инициативы «Stop W.O.K.E Act» флоридский губернатор использовал игру слов. Аббревиатура расшифровывается как «Stop the Wrongs to Our Kids and Employees» («Не дадим в обиду наших детей и сотрудников») и одновременно апеллирует к активистам woke — «пробудившимся». Это новое политическое веяние в США, означающее повышенное внимание к «социальной справедливости», как ее понимают либералы, феминистки и ЛГБТ-активисты.

Тем самым губернатор дал понять, что не ограничивается одним лишь запретом CRT, но бросает вызов всей «левой повестке», перекочевавшей из СМИ и университетов на Капитолийский холм. В глазах многих белых американцев Десантис, выступающий против «передовых» инициатив Вашингтона: от гендерных экспериментов до насильственной вакцинации — превращается в борца за их гражданские права и за «великую Америку».

Но способен ли губернатор Флориды в ближайшие годы выйти на общенациональный уровень и победить там, отняв власть у демократов?

«Из белых делают козлов отпущения»

Война Рональда Десантиса с проводниками критической расовой теории длится уже несколько месяцев. И в этом он не уникален: власти Юты и Техаса тоже пытаются запретить ее преподавание в школах. Но Десантис пошел дальше всех — в случае одобрения «Stop W.O.K.E Act» родители флоридских школьников смогут подать в суд на школу за одну только попытку учителей обсудить эту «ересь» с учениками — а затем истребовать деньги на гонорар адвокату. И так же смогут поступить работники прописанных в штате компаний.

Потомок итальянских эмигрантов объясняет свое решение так. Перед нами — лживое учение, очерняющее отцов-основателей и Американскую революцию, говорит он. Под видом лекций и тренингов идет идеологическая обработка людей. Из белых делают козлов отпущения, причем на их же деньги, а детей настраивают против родителей. Все организовано бюрократией, университетскими кадрами и корпоративной Америкой, чтобы, добавляет Десантис, навязать гражданам свои вздорные взгляды.

И он вполне адекватен в оценках CRT. РУССТРАТ подробно писал об этом продукте интеллектуальной мысли американских профессоров права, поэтому здесь лишь кратко очертим его.

Суть критической расовой теории сводится к идее, что раса — это не биологическая данность, а социальный конструкт, веками закреплявший превосходство белых над небелыми и до сих пор пронизывающий все сферы американской жизни. «Ты — это твоя раса», гласит теория. Любой белый с рождения принадлежит классу эксплуататоров и виновен в расизме, невзирая на личные качества. Любой темнокожий — по определению жертва угнетения и достоин компенсации.

Компенсация заключается в глобальном перераспределении привилегий: от запрета школьных тестов и подтасовки баллов при поступлении в вуз до оправдания темнокожих преступников и освобождения небелых от труда в присутствии белого. В своих крайних проявлениях CRT и вовсе подразумевает крушение всей иерархии, основанной на личных заслугах и конкуренции. На смену ей должна прийти «новая справедливость» — всеобщее достижение равных результатов, а не возможностей.

«Ты врешь, CRT не изучается в школах!» — кричат Десантису многочисленные оппоненты в соцсетях. «Тогда что же вы так возмущаетесь из-за запрета несуществующей вещи?» — отвечают им сторонники губернатора.

На самом деле, эта теория в американских школах продвигается вовсю. В Филадельфии пятиклашек заставили праздновать «Черный коммунизм» и «освобождать Анджелу Дэвис». В Сан-Диего белых учителей обвинили в колонизации «украденных индейских земель». В Буффало школьников принуждали смотреть фильм с мертвыми темнокожими детьми под предупреждения, что «расистская полиция может убить их в любой момент». А в Купертино третьеклассникам и вовсе велели «деконструировать свою расовую идентичность».

Не лучше обстоят дела и в корпорациях — взять хоть методички Bank of America о том, что США представляют собой систему «превосходства белых», хоть программы для сотрудников Google, утверждающие, что все американцы «воспитаны как расисты».

Неудивительно, что критическая расовая теория, помноженная на BLM-эксцессы последних лет, приводит в ужас миллионы белых американцев, вовсе не желающих «платить и каяться» за реальный или мнимый расизм своих прадедушек. И это отторжение уже переходит в политическую плоскость. В частности, недавнюю победу республиканца Гленна Янгкина на губернаторских выборах в традиционно демократической Вирджинии эксперты объясняют его громкой критикой попыток ввести CRT в местных школах. И многочисленные соцопросы в штате говорят о том же.

А ведь навязывание CRT — далеко не единственная волнующая американцев тема, на которой «партия слона» могла бы выстроить электоральные кампании 2022 года, включая выборы губернаторов в 36 штатах. В свою очередь, Рон Десантис, которому в наступающем году тоже предстоит защищать губернаторское кресло, сумел так сконфигурировать свои политические пристрастия, что они точно соответствуют образу идеального кандидата от республиканцев на пост президента США — подавленного, даже униженного, но ничуть не сломленного и мечтающего о реванше в 2024-м.

Герой из Джэксонвилла

43-летний Десантис в самом деле близок к лучшим образцам правых политиков США. Уроженец флоридского Джэксонвилла — трижды конгрессмен, выпускник Йеля и Гарварда, ветеран войны в Ираке и отец троих детей, женатый на телезвезде. Его имя прогремело в 2017-м, когда он выступил против продолжения расследования спецпрокурора США Роберта Мюллера в отношении «российского вмешательства» в победные для Трампа выборы. Свою кампанию 2018 года во Флориде Десантис построил по кальке с трамповской «Make America Great Again», а в критические моменты января-2021 открыто поддержал проигравшего президента.

Сторонник снижения налогов и снятия запретов на огнестрельное оружие, противник нелегальных мигрантов, абортов, ЛГБТ и трансгендеров в женском спорте, Десантис последовательно выступает против любых «модных теорий» Вашингтона: от глобального потепления и развития возобновляемой энергии до тотальной прививочной кампании от COVID-19.

Во время пандемии коронавируса Десантис проявил себя как едва ли не главный ковид-диссидент среди высокопоставленных американцев, противясь не только паспортам вакцинации и закрытию штата на локдаун, но и ношению масок. В марте 2021 года, на фоне всеобщей усталости от пандемии, это сделало его самым влиятельным губернатором в США, по версии Politico. А в ноябре Флорида стала первым американским штатом, где к восторгу коронаскептиков был введен штраф (!) для органов власти, компаний и больниц за требование обязательной вакцинации сотрудников, на чем так настаивают федеральные власти. Даже бюджет Солнечного штата на 2022 год был назван «Freedom First Budget» — читай, свобода [от вашингтонских хотелок] превыше всего.

Стоит ли удивляться, что Рон Десантис сегодня считается фаворитом республиканских праймериз — при условии, что они пройдут без Трампа. Так, согласно декабрьскому опросу авторитетного ресурса Echelon Insights, флоридского губернатора готовы поддержать рекордные 30% сторонников «партии слона» — это на 18% больше, чем у занявшего второе место Майка Пенса (в стане демократов примерно такой же результат демонстрирует лишь действующий вице-президент США Камала Харрис). Для сравнения, в сентябре показатель Десантиса не превышал 22%.

Победа на губернаторских выборах-2022 выглядит для него вполне посильной задачей, а дальше… Кто-то уже сватает флоридца в связку с Трампом — если, конечно, «Большой Дональд» вообще будет участвовать в выборах-2024 и при этом перестанет видеть в своем соратнике конкурента. А также если будет решена конституционная коллизия, согласно которой потенциальному президенту США и его вице лучше не быть из одного штата. А кто-то даже верит, что Десантис и вовсе пойдет от партии первым номером.

Вот только ни сильные личные позиции Десантиса, ни его растущая электоральная база, ни предсказанное усиление позиций республиканцев в ближайшие годы не гарантируют ничего, и особенно — поста президента в 2024-м. Главный недостаток героя из Джэксонвилла в том, что он слишком на виду, его знают, как облупленного. По его слабым сторонам демократы будут «работать» все три ближайших года, а в решающий момент, как все уже знают,  с избирательными бюллетенями, отправленными по почте, могут начать происходить загадочные вещи…

Так или иначе, но за этой восходящей звездой большой американской политики интересно понаблюдать. Пока Рону Десантису удавалось выйти невредимым из всех передряг — посмотрим же, как это у него получится в 2022 году…

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.