МОСКВА, 28 декабря 2021, Институт РУССТРАТ.

Встречи и переговоры президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Брюсселе не отнесешь к событиям ординарного значения как по быстро меняющимся форматам, так из-за использования приема «засадного полка», когда на сцене «неожиданно» появился президент Франции Эммануэль Макрон. Да и само содержание переговорного процесса сначала при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля, затем в варианте тет-а- тет Алиев- Пашинян, с последующем подключением Макрона опровергло все прогнозы, с которыми ранее выступали многочисленные эксперты.

Интрига тут в том, что в Москве готовились провести третью личную встречу лидеров Азербайджана и Армении, которая приурочивалась к годовщине подписания трехстороннего мирного соглашения 9 ноября 2020 года. В этой связи азербайджанские издания сообщали, что якобы в Москве готовилось подписание новых документов по демаркации границы между двумя странами. Но Ереван отказался от проведения этого мероприятия. А далее последовали необычные события.

В Париже при посредничестве главы МИД Франции Жан-Ива Ле Дриана, одной из стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ, состоялась встреча и переговоры глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении Джейхуна Байрамова и Арарата Мирзояна. Необычность ситуации проявилось в том, что Баку после второй карабахской войны требовал смены мандата в Минской группе ОБСЕ с целью устранения «проармянской» Франции. Поэтому то, что Алиев решил все же принять посреднические усилия Парижа, может сопрягаться с какими-то выдвинутыми ею новыми, не совсем еще неизвестными условиями.

Но, как бы то ни было, в таком контексте встреча обоих лидеров в Брюсселе воспринималась как продолжение «французской линии» перевода переговорного процесса по урегулированию отношений между двумя странами с российской на западную площадку.

Но в этот процесс «неожиданно» вклинилась Москва. По инициативе президента России Владимира Путина в Сочи состоялась трехсторонняя встреча с Алиевым и Пашиняном. Тогда стороны ограничились только общим заявлением. В нем подчеркивалось, что стороны готовы «вести дело» к созданию двусторонней комиссии о делимитации границы между государствами», а также активизировать процесс по разблокированию «всех экономических и транспортных связей в регионе», что прописано в соглашении от 9 ноября 2020 года. При этом подготовка и подписание новых соглашений относилось на потом.

Комментируя сложившуюся ситуацию, американское издание Eurasianet отмечало, что «спешно организованные переговоры в Сочи всего за несколько дней до проведения переговоров в Брюсселе демонстрировали стремление России сохранить как можно больший контроль над мирным процессом».

В этой связи многие российские, закавказские и европейские эксперты утверждали, что на встрече в Брюсселе Алиев и Пашинян «будут обсуждать исключительно проблемы гуманитарного характера» и вряд ли будет поднят вопрос демаркации и делимитации границы, так как «без участия Москвы обсуждать данный вопрос затруднительно». Добавим к этому и заявление российского президента Путина о том, что «нам не нужна другая сторона для проведения демаркации и делимитации».

Но после переговоров в Брюсселе стали бросаться в глаза несколько моментов, заслуживающих определенного анализа. Вдруг стороны заявили, что «сумели прийти к согласию по Зангезурскому коридору», и готовы «приступить к восстановлению железнодорожных линий с соответствующими мерами пограничного и таможенного контроля на основе принципа взаимности», хотя несколькими часами раньше Баку и Ереван обменивались по этому поводу резкими критическими замечаниями в адрес друг друга.

Еще один важный момент: указывается, что «ЕС предоставит миссию экспертов для поддержки делимитации и демаркации границ путем оказания технической помощи обеим странам». По сути, эти же самые формулировки, которые ранее обнародовал МИД России, пытавшийся сблизить позиции Баку и Еревана, но со своим участием. Теперь инициатива мирного процесса частично перехватывается Парижем.

Наверное, не случайно к диалогу Алиев — Пашинян решил лично примкнуть и президент Франции Макрон. И вновь интрига. Раньше Макрон ставил только на Армению и еще совсем недавно Баку обвинял Париж в проармянских настроениях. Теперь Баку изменил свою позицию и охотно принимает посреднические услуги Парижа. Более того, Франции предоставляется шанс обозначить себя в Закавказье, помимо России и Турции, в качестве еще одного влиятельного внешнего игрока.

С другой стороны, одновременно начался процесс сближения между Арменией и Турцией. Поэтому внешне складывается впечатление, что Пашинян и Алиев решили между собой разыграть российскую, французскую и турецкую «карты».

С чем связана такая «конфиденциальная» политика Парижа, Баку и Еревана можно только гадать. К примеру, Брюссель обещает выделить экспертов (группу консультантов) для оказания поддержки в вопросах демаркации и делимитации границ между двумя республиками, хотя этот процесс с самого начала стартовал под патронажем Москвы.

Еще один момент. В Брюсселе армянская сторона обошла молчанием проблему статуса Нагорного Карабаха, что ставит под сомнение заявленную и публично не опровергнутую повестку Минской группы ОБСЕ. Парадокс в том, что в широком смысле это сужает возможности ЕС для активного участия в переговорном процессе вместе с Россией, создает условия для перехода Баку и Еревана исключительно к двухстороннему переговорному процессу без участия посредников для формирования новой геополитической конфигурации в Закавказье. Так они полагают, что смогут «устранить последствия конфликта между двумя странами и создать предпосылки для подписания мирного договора».

Но дальнейший ход событий в регионе покажет, все ли участники многоходовой геополитической комбинации будут в состоянии вести свою игру с помощью предпринимаемого политического маневрирования между разными «центрами». Пока же президент Алиев демонстрирует свое искусство виртуозной дипломатии, сужая для своего армянского партнера Пашиняна пространство для маневра, который продолжает шарахаться из стороны в сторону.

Если считать, что карабахский конфликт действительно завершен, то осуществляется переход к постконфликтной нормализации. Пашинян выразил готовность продолжить контакты с Алиевым «для преодоления существующих разногласий». Так что «игра» в Закавказье продолжается и Баку спешит воспользоваться предоставленным историческим шансом. Успеет ли?

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.