МОСКВА, 04 февраля 2022, Институт РУССТРАТ.

Соединённые Штаты и НАТО 26 января 2022 года передали свои письменные ответы на российские предложения по гарантиям безопасности. Россия 15 декабря 2021 года представила США и руководству Североатлантического альянса проекты Договора между Российской Федерацией и Соединёнными Штатам Америки о гарантиях безопасности и Соглашения о мерах обеспечения безопасности Российской Федерации и государств-членов организации Североатлантического договора. Кроме того, данные документы 17 декабря 2021 года были опубликованы на сайте Министерства иностранных дел РФ.

В оценке письменных ответов США и НАТО будем опираться на источник самого высокого уровня. Эти документы 28 января 2022 года в телефонном разговоре с президентом Франции Эммануэлем Макроном прокомментировал президент России Владимир Путин. На сайте Кремля размещено соответствующее официальное сообщение:

«В американском и натовском ответах так и не были учтены такие принципиальные озабоченности России, как недопущение расширения НАТО, отказ от размещения ударных систем вооружений вблизи российских границ, а также возврат военного потенциала и инфраструктуры блока в Европе на позиции 1997 года, когда был подписан Основополагающий акт Россия – НАТО.

Проигнорирован и ключевой вопрос: как США и их союзники намерены следовать зафиксированному в базовых документах ОБСЕ и Россия – НАТО принципу неделимости безопасности, предусматривающему, что никто не должен укреплять свою безопасность за счёт безопасности других стран».

В информации о телефонном разговоре лидеров России и Франции также говорится следующее: «Владимир Путин отметил, что российская сторона внимательно изучит полученные 26 января от США и НАТО письменные ответы на проекты соглашений о гарантиях безопасности, после чего определится со своими дальнейшими действиями».

В тот же день, 28 января 2022 года, министр иностранных дел России Сергей Лавров дал интервью радиостанциям «SPUTNIK», «Эхо Москвы», «Говорит Москва» и «Комсомольская правда».

В ходе интервью Сергей Лавров рассказал, на каких международных документах строится позиция России по нерасширению НАТО. Речь идёт о Стамбульском документе ОБСЕ 1999 года и Астанинской декларации ОБСЕ 2010 года:

«В 2010 году в Астане, а до этого в 1999 году в Стамбуле все президенты и премьеры стран ОБСЕ подписались под пакетом, в котором содержались взаимосвязанные принципы обеспечения неделимости безопасности. Запад «выдирает» из этого пакета только один слоган: каждая страна имеет право выбирать себе союзников и военные союзы. Но там это право оговорено условием и обязательством каждой страны, под которым подписались западники: не укреплять свою безопасность за счёт безопасности других».

Сергей Лавров также оценил письменные ответы США и НАТО на российские предложения по гарантиям безопасности: «Подчеркну, что ответ, который мы получили, сейчас изучаем. Первые оценки мы уже изложили. Он нас совсем не может удовлетворить по главной проблеме: Запад не выполняет свои обязательства о неделимости безопасности и игнорирует наши интересы, хотя они предельно открыто и понятно обозначены.

По второстепенным делам – их встряхнуло то, что мы предъявили такие документы и сделали это публично. Это помогло им поменять свое негативное отношение к нашим прежним предложениям, в том числе по ракетам средней и меньшей дальности, по выработке мер деэскалации во время учений».

Безусловно, патриотически настроенных граждан России сейчас волнует вопрос – как военно-политическое руководство страны будет действовать в связи с категорическим отказом США и НАТО учитывать интересы России по ключевым моментам предложений о гарантиях безопасности? Не получится ли так, что решимость Москвы отстоять свои интересы в сфере национальной безопасности ограничится лишь дипломатической полемикой и перепиской?

Глава российского МИД развеял сомнения на этот счет: «Если они [США и НАТО] настаивают, что не изменят своей позиции, мы тоже своей позиции не изменим. Просто у них позиция основана на фальшивых доводах, на прямом перевирании фактов. Наша позиция основана на том, под чем все подписались. Здесь не вижу какой-либо возможности для компромисса. Иначе, о чём договариваться, если старые решения они откровенно саботируют и перевирают. Это будет для нас ключевым тестом».

Сергей Лавров также сказал, что «мы будем делать, если Запад не будет внимать голосу разума»: «Президент России уже об этом сказал. Если наши попытки договориться о взаимоприемлемых принципах обеспечения безопасности в Европе не дадут результата, тогда мы будем принимать ответные меры.

Отвечая на прямой вопрос, какими могут быть эти меры, он сказал: они могут быть самыми разными. Он будет принимать решения на основе тех предложений, которые ему представят наши военные. Естественно, другие ведомства тоже будут участвовать в подготовке этих предложений. Сейчас идёт межведомственная проработка полученных ответов от США и натовцев».

Мероприятия по защите Россией своих национальных интересов в связи с отказом США и НАТО по таким принципиальным вопросам, как недопущение расширения НАТО, отказ от размещения ударных систем вооружений вблизи российских границ, а также возврат военного потенциала и инфраструктуры блока в Европе на позиции 1997 года, не заставят себя долго ждать.

Как выразился пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «Россия не будет затягивать с реакцией на ответы по гарантиям безопасности, но не стоит ожидать её молниеносно». Скорее всего, видимые подвижки пойдут не ранее, чем завершится встреча лидеров России и Китая в Пекине 4 февраля 2022 года.

Следует также понимать, что для эффективных ответных мер США и НАТО, России необходимо знать их слабые места. Есть такой закон Парето: «20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий – лишь 20% результата».

С учётом того, что НАТО – это «США плюс», критическое знание – это расположение болевой точки Соединённых Штатов Америки, а ещё точнее – болевой точки американского истеблишмента. Образно говоря, необходимо знать, где находится «смерть американского Кащея».

В связи с этим стоит присмотреться к брифингу госдепартамента США от 27 января 2022 года. Неду Прайсу, официальному представителю госдепартамента США, дважды задали один и тот же вопрос о возможном развёртывании российских войск на Кубе и в Венесуэле.

Он несколько нервно ответил следующее: «Послушайте, мы не собираемся отвечать на пустые угрозы. Если мы действительно увидим какое-либо движение в этом направлении, мы отреагируем быстро и решительно».

Как заявляют Соединённые Штаты, страны имеют право выбирать союзников и военные союзы. Возникает закономерный вопрос: если Куба и Венесуэла выберут военный союз с Россией или/и вступление в ОДКБ, почему же в этом случае США собираются «отреагировать быстро и решительно»? Это же право выбора – тот принцип, который Вашингтон отстаивает в отношении Киева, Вильнюса, Риги, Тбилиси и так далее. Или опять двойные стандарты – «своим все, а для чужих закон?».

Всё очевидно. Американский истеблишмент по-прежнему, как и 200 лет назад, мыслит категориями доктрины Монро, которая запрещала кому бы то ни было вторгаться в американское западное полушарие. Американской элите очень комфортно сидеть за океаном, на континентальной части США в ощущении полной безопасности и тем временем раздувать войну на Европейском континенте, используя ситуацию с Украиной.

Однако российское военное присутствие в Латинской Америке (на суше, в море или в воздухе) лишит американский истеблишмент ощущения личной безопасности и отнимет у него покой и сон.

Таким образом, «смерть американского Кащея» расположена на континентальной части Соединённых Штатов. Именно российская военная угроза этой территории, возможность мгновенного удара по ней, по центрам военного и политического управления, является самым сильным рычагом давления на американскую элиту. И именно на этой болевой точке должен быть сосредоточен военно-технический ответ России на отказ США и НАТО в гарантиях безопасности для нашей страны.

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.