МОСКВА, 06 марта 2022, Институт РУССТРАТ.

С военной спецоперацией на Украине всё, в принципе, понятно – завершение будет там и тогда, где и положено по Плану операции. Скорее всего, оставим под названием «Украина» шесть, максимум, восемь западных областей с центром во Львове. На остальной территории начнётся денацификация (равно деукранизация) и обустройство мирной жизни. Эта часть украинского недогосударства со временем (в перспективе 5-10 лет) станет либо Новороссией, либо войдёт в состав России, как и Крым.

Поэтому на первый план выходит экономическая и финансовая санкционная война, развязанная против России странами Запада. И здесь ключевой вопрос – это оценка готовности России к санкциям, как они могут повлиять на экономику страны в будущем, и какие контрмеры могут быть предприняты российской стороной не только для нейтрализации этих усилий Запада, но и для нанесения ему неприемлемого экономико-финансового ущерба.

Как мы неоднократно подчёркиваем в своих публикациях, взятие Украины под контроль в 2014 году не произошло не по причине военного фактора – с этим вопросов бы не было, а по причине нашей финансово-экономической неготовности. В то время экономика и финансы России не перенесли бы такого наката Запада. Поэтому все эти годы мы укрепляли именно это направление удара. Соответственно, назначение Михаила Мишустина премьер-министром можно считать одной из знаковых отсечек по подготовке к нынешнему санкционному давлению Запада.

То, что делает правительство сегодня, показывает, что никакой паники нет. Созданы спецгруппы по направлениям, которые отрабатывают различные сценарии развития событий и контрмеры. Да, потери будут, особенно на первом этапе. Но иначе мы не могли остановить медленную варку нас как лягушки и должны были рано или поздно вступить в прямое столкновение.

Если комплексно оценить давление Запада, то оно идёт по четырём направлениям: а) удар по банковской и финансовой системе страны (включая ЗВР); б) торговая блокада; в) логистическая блокада (товарные и людские потоки); г) информационная война.

С информационной войной всё понятно – она идёт давно и меры противодействия ей ясны – нам главное держать внутренний контур, пока Запад не пойдёт на диалог. А это произойдёт только после успешного завершения спецоперации на Украине. Соответственно, меры здесь были предприняты оперативно:

а) законопроект об уголовном наказании за фейки о действиях российских вооруженных сил в Госдуму поступил 28 февраля, а уже 4 марта он был принят;

б) Роскомнадзор заблокировал целый ряд российских и западных ресурсов (сайты «Голоса Америки», Би-би-си, Deutsche Welle, Meduza, «Радио Свобода» и т.д.) из-за распространения фейков по Украине. Закрыты два наиболее одиозных российских СМИ – Эхо Москвы и Дождь.

в) заблокирована работа Фейсбука и Твиттера. На очереди Ютуб.

То есть работа проведена с осознанием целей и задач, качественно и в срок. Запад фактически лишился своего информационного оружия на нашей территории.

Наибольший удар мы получили по банковской системе – произошла заморозка наших ЗВР (по оценкам экспертов, в размере 300-350 млрд долларов). Кто в этом виновен – понятно и сказано неоднократно – и Сергеем Глазьевым, и Михаилом Хазиным, и другими экспертами. В ответ Москва объявила дефолт по некоторым долгам в рублях и отказалась выплачивать дивиденды западным инвесторам. Пока речь идёт о сумме в 29 млрд долларов. Не 300 млрд долларов, конечно, но тоже потери для владельцев этих капиталов серьёзные.

К тому же, как показывают подсчёты экспертов, мы можем заблокировать на своей территории западную собственность (заводы, магазины, оборудование и т.д.) тех компаний, что объявили нам бойкот, ориентировочно как раз на объём заблокированных на Западе наших ЗВР, то есть на 300-350 млрд долларов.

Торговая блокада – уход с российского рынка мировых ТНК. А, собственно говоря, не об этом ли патриотически настроенные эксперты писали все последние двадцать лет – что надо выходить из системы неэквивалентного торгового обмена и создавать свои марки и бренды? Да, предполагалось, что это можно будет сделать спокойно, в щадящем режиме. Но, как показывают прошедшие двадцать лет, спокойно не получилось. Соответственно, чтобы спасти больного, понадобилась хирургическая операция.

Кроме того, посмотрите, ушли западные мировые ТНК. Китай, Турция, Южная Корея – остаются. Этого вполне достаточно, чтобы закрыть потребности в ширпотребе – одежда, электроника. А остальное мы и сами производим и будем производить. Главное – развить премиум-сегмент, а тут нам ничто уже не помешает производить продукцию мировых брендов без оплаты за использование авторских прав.

По самолётам, например, уже всё подробно отписали – они остаются на нашей территории и будут обслуживать внутренние перевозки. Главное, не летать за границу, где самолеты будут реквизировать именем революции. Но – а) мы закрыли небо для перелетов в Азию. В результате западные авиакомпании ждёт вытеснение азиатскими и последующее банкротство; б) лизинговые компании Европы и США тоже окажутся на грани банкротства – платежи за лизинг из России поступать не будут. А это 520 бортов.

В рамках внутреннего торгово-экономического цикла, о котором много лет писал Глазьев, мы сможем сделать так, чтобы предприятия и фирмы работали и выпускали продукцию, а люди получали зарплату. И здесь нам нужны совсем другие ЦБ и Минфин. На время кризиса созданного запаса должно хватить.

И напоследок о наших козырях. Нефть и газ растут в цене. Соответственно, эти доходы будут направлены на поддержание экономики страны и снятие санкционных эффектов. Но и страны Запада будут нести издержки. Население будет платить в 2-3 раза больше за бензин и газ (в США цены уже выросли с 2,75 доллара за галлон до 5), в Европе газ торгуется на уровне 2400-2500 долларов за 1 тыс куб. Поэтому у них всё впереди.

А есть ещё вопрос ядерного топлива, которое в те же США поставляет Росатом. А это 25% электрогенерации в Америке. Есть ещё вопрос пшеницы и кукурузы (Россия и Украина держат около 26% мирового рынка). Есть вопрос калийных удобрений (Россия и Белоруссия держат около 45-50% рынка). Без удобрений не будет урожая. Есть вопрос инертных газов (неон) для производства микрочипов (90% рынка у России). Вопрос палладия для тех же микрочипов, титана для самолетов и т.д.

То есть, ответных ходов у нас очень много, главное – их грамотно и системно отрабатывать, и тогда через полгода посмотрим, кто больше проиграет. Запад уже всё, что можно, ввёл, наши же контрсанкции имеют отложенный, но не менее опасный характер, особенно в преддверие будущей зимы.

Русский Демиург @rus_demiurge специально для Друида @wisedruidd

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.